morthan2006: (Default)
Add MemoryShare This Entry

Поездка обратно

Обратный автобус отправлялся довольно поздно, без четверти одиннадцать ночи, если я правильно помню. Времени оставалось много (почти четыре часа) и я решил занять его прогулкой по городу. Не мудрствуя, пошёл от железнодорожного вокзала по улице вдоль путей.

Было интересно посмотреть на те же пейзажи, которые обычно наблюдались из окон вагона, но только уже с другой точки зрения. Заодно узнал, что когда поезд заходит в последний тоннель перед вокзалом, он на самом деле проезжает под севастопольским гарнизонным судом. Вот оно как.

После прогулки вернулся на вокзал и ещё часок посидел в зале ожидания. Когда осталось полчаса, пошёл наружу к месту посадки по единому билету.

Там обнаружилось всё то же стадо пассажиров. Тётенька с планшетом явно не в первый раз объясняла им, что сейчас подойдут два автобуса. На одном будет написано «Адлер», на другом «Краснодар», но на самом деле пофиг в какой садиться, поскольку оба они едут до Керчи, где вы пересядете на паром, а уже на той стороне сядете в нужный автобус. Поэтому посадку производите аккуратно, не спеша, не лезьте под колёса. Места хватит всем. Билеты не забывайте, у кого билета нет – тот не поедет. Всё понятно?

Пассажиры уверили, что всё понятно. И тут же устроили перебранку: «У меня билет до Адлера, так что я сажусь в автобус «Адлер» и пофиг! А вы все как хотите, но я в очереди первый, а вас тут не стояло!». Я наблюдал этот цирк со стороны и благоразумно помалкивал.

Подошёл автобус с надписью «Адлер». Стадо наиболее активных пассажиров ломанулось к нему, чтобы успеть первыми. И тут же бросились врассыпную: автобус начал сдавать назад, подъезжая к надписи «Место посадки», где стояли менее активные пассажиры и я в том числе. Всё это сопровождалось визгами пассажиров, отпрыгивающих из-под колёс, громким матом водителя и безнадёжными увещеваниями тётеньки с планшетом.

Посадка продолжилась с руганью и толкотнёй. Я решил туда не соваться, а подождать второй автобус, который вскорости и прибыл.

На этот раз все были умные и под колёса никто не бросался. Стоящий рядом мальчик лет двенадцати давал родителям последние указания: «Мама, ты, главное, всех распихивай, когда будешь садиться...» Мои объяснения, что посадка производится по билетам, что количество билетов известно заранее и что мест хватит, пропали втуне и больше я ничего разъяснять не пытался. Стадо есть стадо.

Почему-то даже такую простую вещь, как положить чемодан в багажное отделение и подняться в автобус, очень трудно сделать без скандала. Это не касается меня, однако за время посадки я понаблюдал больше скандалов, чем за весь предыдущий год в солнечной Удмуртии.

В конечном счёте все погрузились и поехали. До Симферополя всё было неплохо, но потом меня уже начало клонить в сон. Водителя, похоже, тоже, потому как он включил негромко совершенно аццкий шансон. То ли татарский, то ли азербайджанский – хрен его знает. Никогда такого не слышал. «Ай, мама-джан, я сижу в тюрьма! Ай, как тут плохо для меня! Ай, надо было слушаться старших!..» и так далее.

Аццкий шансон ненадолго меня взбодрил, но уже через час я привычно погрузился в обычное состояние с периодическими отключениями сознания. И когда очнулся в очередной раз, обнаружил, что мы уже в Керчи.

На улице была поздняя ночь, плавно переходящая в раннее утро. Практически не приходя в сознание, я забросил на плечи рюкзак и ушёл навстречу приключениям по дорожке с надписью «Паром». Остальные пассажиры двинулись следом.

В конце дорожки было здание с несколькими дверями, перед которыми нам предложили остановиться и подождать, а потом проходить по одному. Дождавшись своей очереди, я вошёл.

Здесь всё было распланировано. Выложить всё содержимое карманов в контейнер, рюкзак – на конвейерную ленту (никогда не понимал, что можно увидеть на экране, просвечивая туристический рюкзак, набитый всякой всячиной). Пройти через рамку. На другой стороне забрать обратно рюкзак и рассовать по карманам всё, что в контейнере. Счастливого пути!

В целом, досмотр не впечатлил. Я двенадцать лет проработал на режимных предприятиях и там на проходной было примерно то же самое. Только вместо рамки пользовались ручными металлоискателями.

По знакомой дорожке я благополучно вышел к паромам и привычно направился на верхнюю палубу. Ноги держали плохо, но если сесть на скамейку, я отрублюсь мгновенно, так что лучше уж постоять на свежем воздухе. Сорок минут особо ничего не решают.

Тем временем вокруг всё посветлело: восход солнца был уже совсем близко. Паром загудел и двинулся в сторону выхода из порта. Поперёк курса проплыла стайка дельфинов. Странно, я думал, они в Азовском море не водятся.

С материковой стороны всё было уже давно знакомо. Выйдя с парома, я двинулся вдоль тротуара к площадке, на которой стояли автобусы.

И тут снова проявилось стадо пассажиров. Они ломились толпой, волоча за собой чемоданы на колёсиках, толкаясь и переругиваясь. Добравшись до площадки с автобусами, они тут же устроили на ровном месте несколько скандалов – просто так, из любви к искусству, судя по всему.

Тётенька с планшетом вежливо объяснила присутствующим, что нервничать не надо, что всё идёт по плану и уже очень скоро все погрузятся в автобусы и поедут, куда им надо. Только не будете ли вы любезны уйти с проезжей части вот сюда, на отдельную площадку? А то проезд загораживаете и развернуться негде...

В ответ на это логичное предложение, стадо вразнобой ответило, что вот ещё! где хотим, там и будем стоять! и вообще, у вас тут воняет!

Я аккуратно отошёл на площадку и наблюдал, как пассажирам объясняют, что тут везде воняет, потому как вон там, за забором, догнивают остатки зерна, которые не до конца вычистили. И пять метров от проезжей части до пассажирской площадки совершенно никакой роли не сыграют. Пассажиры упивались чувством собственной важности: как же! их ещё уговаривают! Но тут подъехал автобус, из него высунулся водитель и несколькими тщательно подобранными словами, от которых уши сворачивались в трубку, убрал на хрен с проезжей части всех этих разгильдяев.

Присмиревшее стадо, грохоча чемоданами, собралось на площадке и буквально в течение следующих пяти минут началась погрузка, которая, для разнообразия, прошла без эксцессов. Или я их просто не видел, поскольку запихнул рюкзак в багаж и быстро забрался в автобус, дабы хоть немного подремать в кресле.

Дремать получалось не сильно. Солнце уже взошло, автобус весело шуршал по дороге мимо населённых пунктов с удивительными названиями, вроде «Батарейка» или «За Родину». От водителя играли аццкие цыганские песни. Сначала я на них старался не обращать внимания: что я, цыганских песен не слышал? Но потом начал хихикать. А окончательно меня расплющил какой-то дичайший рэп на ломаном английском с припевом: «Ай-яй-яй, ромалэ! Ай-яй-яй, чявалэ!»

Так продолжалось довольно долго. Когда по моим расчётам мы уже приближались к Краснодару, водитель остановил автобус у пруда с лотосами и предложил всем желающим на них полюбоваться. Лотосы были большие и красивые, я их раньше не видел. Вода же в пруду оказалась тёмная, стоячая, заросшая ряской.

Дорога от пруда с лотосами до краснодарского вокзала заняла совсем немного. Теперь мне оставалось убить часов шесть времени. Пойти в гости к родственникам уже не получалось: они уехали погостить в другой город. Пришлось погулять по Краснодару.

Жарища стояла страшная, непередаваемая и неописуемая. Бессонная ночь добавляла свою лепту к моему физическому состоянию. Возможно, поэтому в глаза бросались всякие намёки, вроде надписи «ПОМРИ» на электронном табло.

Обычно, в любом городе я стараюсь попробовать местную шаурму. Краснодарской ещё не пробовал. Перед поездкой пообещал жене, что покупать шаурму на вокзале не буду. Поэтому пошёл её искать в центре города.

Поиски продолжались уже пару часов. Шаурмы нигде не было. Странно. В Запорожье, Днепропетровске, Москве, Ижевске – на каждом шагу. А Краснодар, получается, исключение?

Открыл 2GIS на смартфоне, написал в поиске «шаурма». Внезапно, нашёлся целый «Дом шаурмы», находящийся где-то у чёрта на куличках. Есть хотелось всё больше, а пилить три километра за шаурмой не хотелось вовсе. Поэтому я тяжело вздохнул, вернулся на квартал назад и пообедал в ресторане быстрого питания «Теремок».

В «Теремке» было хорошо и прохладно. Даже на улицу не хотелось выходить, но пришлось. Иначе я там бы и уснул.

Чтобы развеяться, решил описать круг и пойти к вокзалу другой дорогой. Это мне удалось, но несмотря на все ухищрения, до поезда оставалось ещё часа три.

Один час я честно просидел в зале ожидания, читая электронную книгу. Потом обнаружил что, во-первых, засыпаю а во-вторых, отсидел задницу. Встал, взял рюкзак и прогулялся в окрестностях вокзала.

После прогулки я обнаружил, что голова кружится, а сердце ощутимо побаливает, отдаваясь в левую руку. Таблетка корвалола спасла отца русской демократии: сердце, вроде как, пришло в порядок. Но уже через полчаса спокойного сидения сознание начало опасно уплывать. Я крепился ещё несколько минут, но потом всё же пошёл и взял в автомате стакан кофе. Полегчало.

И вот, наконец, настал тот час, когда на электронном табло появился номер моего поезда и путь, на который он прибывает. Я подхватил рюкзак и вместе с прочими пассажирами отправился на перрон.

Там нас ожидала небольшая непонятка. По громкоговорителю объявили, что у поезда «Новороссийск-Пермь» нумерация с хвоста и что стоять он будет пять минут. А вот сколько в поезде вагонов – не объявили. Определить, где же будет стоять наш вагон, было довольно сложно, но я вышел из положения. Заметил стоящий рядом состав, предположил, что в нашем вагонов будет примерно столько же, и встал примерно в нужном месте.

Как оказалось по прибытии, я ошибся всего на один вагон, так что в поезд мы сели одними из первых.

Там было хорошо и прохладно. У меня на второй полке было ещё лучше: кондиционер с холодным воздухом торчал как раз под потолком. И я радовался до тех пор, пока не выяснилось, что кондиционер неотключаемый. Так что двое следующих суток пришлось укрываться одеялом.

Когда поезд тронулся, из радио послышалась музыка. Репертуар разнообразием не блистал: Мистер Малой, Иванушки Интернешнел, Руки вверх, Краски, Акула и прочие певцы 90-х, о которых я уже давным-давно забыл и не вспоминал бы, если честно.

Радио тоже оказалось неотключаемым. Громкость регулировалась только проводниками и, судя по всему, во всём поезде сразу. Репертуара хватало чуть меньше, чем до конца дня, а потом всё начиналось сначала. В общем, двое суток пришлось наслаждаться аццкой попсой.

В остальном всё было чудесно и даже замечательно. Обратно я ехал в плацкартном вагоне: чистом, блестящем и снабжённом двумя биотуалетами. За двое суток я замечательно отоспался, перечитал много книг, а когда прибыл в Ижевск, на улице уже была блаженная прохлада.

Выводы

Какие выводы можно из этого сделать. Ездить в Крым по единому билету можно, если знать нюансы (например, где и как садиться на автобус). Организация пока хромает: наличие пары-тройки строгих сержантов на маршруте значительно упростило бы поездку.

Надо с пониманием и сочувствием относиться к стаду пассажиров. И стараться не быть стадом пассажиров самому. Хотя иногда это очень сложно.

Старайтесь, чтобы у вас всегда с собой было полотенце. И – без паники!

Music:: Royal Hund - Judgement Day
Mood:: выдалась свободная минутка
There are no comments on this entry. (Reply.)

September

SunMonTueWedThuFriSat
          1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21 22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30